Параллельный импорт как путь к ИТ-упадку

С введением ограничений на поставки ИТ-оборудования и продажу лицензий на софт западных вендоров руководство нашей страны разрешило параллельный импорт. Мера адекватна в качестве ответа на ряд вызовов в потребительском секторе, но совершенно не подходит для высокоуровневых ИТ-задач в сфере B2B.

Что такое параллельный импорт

Классически, параллельный импорт подразумевает разрешение на ввоз в страну продукции брендов без необходимости получать разрешения правообладателя торговой марки.

Перечень групп товаров и брендов, подпадающих под новые правила регулирования, содержится в документах Минпромторга. Таким образом, с весны 2022 года отменен 20-летний запрет на параллельный импорт.

Классические схемы импорта предполагают получение разрешения владельца товарного знака, а всеми процедурами ввоза и продажи занимались сертифицированные им организации: дилеры, дистрибьюторы и проч.

Как сейчас?

В настоящий момент наблюдается экстренный исход поставщиков привычных брендов практически во всех сегментах рынка. От FMCG-товаров до сложного промышленного оборудования и, разумеется, в сфере ИТ. Не секрет, что импортное «железо» играло важнейшую роль в организации базовой ИТ-инфраструктуры в нашей стране.

И хотя импортозамещение в этой области развивается с 2014 года, такой поворот событий для рынка, конечно же, носит шоковый характер. Это выражается через множество симптомов: дефицит оборудования во всех сегментах от масс-маркета до топовых линеек, рост цен, приостановка различных проектов ИТ-профиля как новых, так и уже реализующихся.

На этом фоне может показаться, что «зеленый свет» параллельному импорту является панацеей для ИТ: ввезем все, что нам необходимо, через третьи страны. Инсталлируем, интегрируем, запустим и будем жить как раньше.

Однако на практике все оказывается не совсем так. Точнее – совсем не так.

Ложные обещания ИТ-комфорта

На рынке уже появились компании, которые формулируют отчет на возникший запрос в виде следующей мантры: «Все в порядке. Мы привезем вам любое ИТ-железо по запросу. Да, будет подольше, да, подороже, но все, что вам требуется, доставим».

И ничего несбыточного в таких посулах нет: теоретически поставки любого ИТ-оборудования в Россию по-прежнему возможны. Через третьи или официально «дружественные» страны, различных партнеров на их территории, аффилированных с производителями или официальными поставщиками и т.д.

Однако кое-что важное в таких заманчивых предложениях опускается: а именно, что делать с такими поставками дальше, когда понадобится поддерживать и развивать созданное на них ИТ-решение?

По сути, действует принцип «привезем, что хотите, но дальше – все сами, крутитесь, как сможете». Однако дело в том, что много видов современного ИТ-оборудования обладают дополнительной ценностью за счет программной оболочки, фирменной разработки вендора – а это проприетарное ПО с закрытым кодом.

Это, к примеру, любая mid-range и high-end техника в сегменте вычислительной инфраструктуры или систем хранения данных. Только с таким железом можно построить передовую и высокопроизводительную ИТ-инфраструктуру.

Наличие сложной и закрытой программной составляющей в такой технике делает невозможной ее техподдержку без участия производителя. Любая настройка, траблшутинг, решение задач масштабирования и подключения ко внешним системам и источникам данных – все это в той или иной степени требует участия вендора.

Поломки, ошибки на уровне софта – и ваше оборудование встанет. Так как доступа к исходному коду, чтобы что-то исправить, у вас нет, также нет доступа к 2 и 3 уровню техподдержки, поскольку все инженеры вендора находятся за рубежом и работать с российскими клиентами не могут.

В России специалистов с необходимыми компетенциями нужного уровня, досконально разбирающихся в сложных проприетарных системах зарубежных игроков достаточно, но что они будут делать, если у них нет доступа к программному обеспечению?

Менять диски? Да. Менять железо? Да. А вот устранить проблему на уровне ПО – однозначно нет. При всем желании и компетенциях. Кстати, про патчи и обновления тоже можете забыть – а значит, оборудование будет медленно, но верно устаревать.

Вот и получается, что необходимой бизнес-ценности, из которой и формируются высокие цены на импортное «железо», даже самые продвинутые ИТ-решения не принесут.

Глубинные угрозы

Дистрибьюторы, оседлавшие этого конька, завлекают так: «реальная возможность сэкономить чуть ли не половину средств и завезти нужную «железку» параллельным импортом. Играют также на том, что «жадные российские производители задрали цены до небес, пользуясь сложившейся ситуацией».

Нельзя исключать и худший сценарий – когда ИТ-система на таком «параллельно-сером» оборудовании, где хранятся критически важные данные для вашего бизнеса, будет отключена вендором. Практика показывает, что это абсолютно реалистичный сценарий.

Еще один нюанс: не понятно, каким образом собрались ввозить все обещанное «серое» оборудование в требуемом рынком объеме. Производственные мощности вендоров и логистические каналы уже исключают из планирования Россию.

Кстати, роль Китая здесь не стоит переоценивать: Huawei уже сворачивает поставки, чтобы не ссориться с США. Поведение других китайских вендоров, завязанных на американский рынок, нетрудно предугадать.

Параллельный импорт – синхронный проигрыш

В качестве адвоката дьявола добавим: параллельный импорт может сыграть положительную роль для решения точечных, немасштабных задач. В качестве средства «латания дыр» на крупных ИТ-инфраструктурах или для задач крайне небольшого масштаба – да, это может быть работающим решением.

Но в случае любых масштабных проектов с запланированным масштабированием на будущее такая ставка окажется полностью провальной.

Продумать цикл закупок «железа», например, на ближайшие несколько лет (нормальный горизонт планирования для крупного ИТ-проекта) по параллельным схемам – нереально.

Не ясно, по какой стоимости вам продадут технику и будут ли сотрудничать далее, после первой поставки. Когда дистрибьютор продает техники на сто единиц больше, это обычное дело. А если счет пойдет на тысячи? Производители легко заметят «слив» оборудования в Россию и прекратят отношения с нарушителем.

Вот и получается – от параллельного импорта в проигрыше все. Дистрибьюторы пытаются освоить бюджет заказчика – «не хватает на российское, так продадим хоть что-то». При этом вписываются в проект без каких-либо гарантий и ответственности.

Заказчики, которые работали только с зарубежным оборудованием, по инерции пытаются «залатать дыры» решениями знакомого бренда. Держатся за них до последнего, не думая о рисках.

А сейчас, на наш взгляд, нужно заниматься другим – продумывать цикл производства на 5-7 лет и заниматься бюджетированием, а лучше инвестированием, чтобы заложить средства на российское «железо».

При сохранении текущего положения дел это единственный жизнеспособный вариант планирования ИТ-развития компании.

Вячеслав Володкович, генеральный директор компании "Аэродиск"

1106
Предметная область
Отрасль
Управление