Государство заговорило на языке «цифры». Что изменилось в ИТ в 2020-м?

7 декабря 2020

Цифровая трансформация российской экономики в этом году усложнилась не только из-за коронавируса: очередную «проверку на зрелость» проходит флагманская национальная программа «Цифровая экономика», продолжается процесс импортозамещения, целые отрасли требуют тщательно продуманных изменений. Редакция GlobalCIO|DigitalExperts проанализировала самые значимые государственные инициативы в области ИТ, стартовавшие или получившие развитие в 2020 году.

Налоговый маневр в ИТ

Главным событием года, безусловно, стало введение пакета налоговых льгот для российских IT-компаний. Изменения в режим налогообложения IT-компаний – так называемого «налогового маневра» – зафиксированы в Федеральном законе № 265-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (принят в июле 2020 года) и вступят в силу с 1 января 2021 года.

Напомним вкратце, что основными пунктами налоговой реформы в ИТ (а по формальным признакам ее можно назвать и реформой) стали бессрочное снижение размера страховых взносов с 14 до 7,6 % для компаний, соответствующих обозначенным в законе критериям, а также снижение с 20 до 3 % налоговой ставки по налогу на прибыль организаций, занимающихся разработкой ПО, оказанием услуг в области ИТ, проектированием и разработкой изделий электронной компонентной базы и электронной или радиоэлектронной продукции. Кроме того, для участников рынка предусмотрены пониженные тарифы страховых взносов и некоторые другие льготы.

Налоговый маневр существенно меняет финансовые отношения государства с различными категориями игроков ИТ-рынка. По мнению экспертов, из-за многих нюансов инициатива принесет пользу далеко не всем производителям отечественного софта, а многочисленные требования для разработчиков, претендующих на льготы по НДС, создадут столь же многочисленные проблемы кандидатам на попадание в заветный список. Тем не менее, большинство специалистов и представителей ИТ-компаний оценивают новшества позитивно.

Второй по масштабу инициативой стоит назвать новый пакет мер поддержки IT-отрасли, предложенный Минцифрой. Он включает в себя, в частности, обнуление «налога на Google», льготы для игровой индустрии, социальных сетей и мессенджеров, разрешение рекламы алкоголя и рецептурных лекарств в онлайн-кинотеатрах – всего 88 мер по 12 сегментам рынка (https://www.kommersant.ru/doc/4567716). Поскольку предложение, разработанное при непосредственном участии крупных игроков индустрии, уже сейчас выглядит противоречивым и будет активно обсуждаться и корректироваться, упомянем его просто как потенциально возможное.

Новые вливания в «Цифровую экономику»

Продолжаются попытки государства активизировать национальную программу «Цифровая экономика», результаты которой пока далеко не всегда соответствуют запланированным показателем. Так, государство рассчитывает (https://rt.rbc.ru/tatarstan/freenews/5f07664c9a79472dffcdeb17) до 2024 года безвозмездно выделить 20 млрд. рублей в виде грантов отечественным ИТ-компаниям на выпуск и пилотное внедрение инновационных ИТ-продуктов. Существенное условие – регистрация разрабатываемого программного продукта в Реестре российского ПО. Эта сумма будет направлена в российские институты развития (Фонд Бортника, Сколково) – на финансирование стартапов, работающих в инновационных направлениях: искусственный интеллект и Big Data, блокчейн, IoT, информационная безопасность и телекоммуникации.

В прошлом году проект «Цифровой экономики» шел не очень хорошо. Как писала Cnews, по данным Счетной палаты, по состоянию на 28 декабря 2019 г., уровень исполнения расходов «Цифровой экономики» составил 53,6%. С учетом того, что в 2019 г. на этот нацпроект из бюджета было выделено 108 млрд. руб., без реального финансирования остались его элементы на 57,9 млрд. руб. На эту сумму ответственное за «Цифровую экономику» Минкомсвязь не заключило тематические госконтракты и не подписало соглашения о субсидиях.

Тем не менее, надо отметить и позитивные тенденции. Например, платформа Госуслуг – как бы ее ни критиковали – крайне полезное и функциональное решение в рамках всей страны. Борьба с «цифровым неравенством» тоже более-менее сносно ведется – по крайней мере, телеком-операторы получают свои тендеры и отчитываются о реализованных проектах. Субсидии на ИТ важны, но еще более важно, на наш взгляд, устранение регуляторных преград для российских компаний – как юридических, так и финансовых.

ИИ загонят в песочницу

Интересный проект начинается в Москве: 1 июля 2020 года вступил в силу Федеральный закон от 24.04.2020 № 123-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации - городе федерального значения Москве...» (http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202004240030) Согласно идее авторов законопроекта, в столице должен быть создан специальный правовой режим для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта (скорее всего, речь идет о беспилотниках). К сожалению, когда летом мы интересовались у представителей ИТ-компаний подробностями этого проекта, никто не смог сказать ничего конкретного. Но очевидно, что участие государства в регулировании искусственного интеллекта и поддержке производителей – вопрос крайне важный, и его надо было решать «уже вчера».

Субсидии для электронной промышленности

В рамках общенационального плана действий по восстановлению экономики государство планирует через Минпромторг направить 300 млн. рублей на поддержку российских компаний, работающих в сфере микроэлектроники. Средства на субсидию поступят из резервного фонда Правительства. Эта мера зафиксирована в Распоряжении Правительства РФ от 7 ноября 2020 года №2893-р (http://static.government.ru/media/files/81IWAeWWLWexOoQ5KgS3Lp8zIrMr5vL4.pdf).

Формулировка документа несколько смущает: средства пойдут на «компенсацию потерь в доходах, возникших в результате производства радиоэлектронной продукции на территории Российской Федерации в рамках государственной программы ... «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности». А на официальном сайте Правительства РФ (http://government.ru/news/40811/) поясняют, что «Средства получат производители микросхем для платежных карт «Мир». На сегодняшний день себестоимость изготовления таких чипов в России выше, чем за границей».

Российские производители радиоэлектроники действительно сетуют на то, что их рынок сбыта, ограниченный, по сути, только территорией России, некоторых стран ближнего зарубежья и экзотических африканских стран, не дает наладить выпуск компонентов по себестоимости ниже, чем у западных вендоров. В этом один из подводных камней политики импортозамещения, которая не может не влиять на отношение зарубежных потребителей к продукции российских вендоров, пусть даже очень качественной (что тоже во многих случаях факт). И если государство путем субсидий производителям микросхем для платежных карт и популяризации системы «Мир» поддержит некоторую часть игроков, то что делать остальным, например, в области сетевого оборудования? Этот вопрос по-прежнему открыт.

Цифровое образование: приятное с полезным

К данному разделу мы отнесем как цифровизацию образования в целом, так и поддержку образовательных центров, ведущих обучение отечественным программным решениям – в частности, операционным системам. В Реестре российского ПО достаточно много продуктов, и некоторые из них уже поступают на вооружение, прежде всего, в госучреждения и компании с госучастием. Однако конечных пользователей необходимо обучать работе в отечественных системах, а ИТ-персонал – поддержке таких продуктов.

В частности, глава Минцифры РФ Максут Шадаев на заседании комитета Совета Федерации по экономической политике объявил о том, что государство собирается возместить до 50% расходов гражданина или компании при переобучении на IT-специальность (https://rg.ru/2020/11/02/vlasti-kompensiruiut-grazhdanam-50-zatrat-na-dopobrazovanie-po-it-specialnostiam.html). Ранее сообщалось, что Премьер-министр Михаил Мишустин пообещал увеличить прием по IT-специальностям в вузы с 50 тысяч студентов в 2020 году до 120 тысяч к 2024. Очевидно, и эти меры будут сопровождаться дополнительными инвестициями.

Наконец, упомянем развитие образовательных проектов, связанных с дистанционным образованием. Так, проект «Цифровая школа» в 2021 году планируется запустить в 35 регионах России (к 2020 их было 25) (https://futurerussia.gov.ru/nacionalnye-proekty/obrazovatelnyj-proekt-cifrovaa-skola-v-2021-godu-planiruetsa-zapustit-v-35-regionah-rf). Продолжается проект «Московская электронная школа» (МЭШ) (https://www.mos.ru/city/projects/mesh/), который также масштабировался далеко за пределы Москвы. Заметим, что, несмотря на критику отдельных аспектов дистанционного образования (прежде всего организационных, а не технологических), это один из наиболее эффективных способов реанимировать российское начальное и среднее образование, особенно актуальный для провинции (условно под провинцией будем иметь в виду всё, что не Москва или Петербург), где у родителей особенно сильные претензии к качеству школьного обучения.

Цифровое градостроительство

Постановлением Правительства РФ от 15 сентября 2020 года №1431 «Об утверждении Правил формирования и ведения информационной модели объекта капитального строительства...» (http://static.government.ru/media/files/idDNOkiiAZnlmOLkgjyqNR7I9mOq4PFt.pdf) в России внедряется новый градостроительный подход с использованием информационной модели Building Information Model (BIM). На самом деле концепция BIM в частном порядке уже долгое время практикуется крупными российскими застройщиками и девелоперами, и помимо популярных зарубежных программных решений вроде Autodesk есть конкурентоспособные отечественные разработки. Строительная отрасль становится более регламентированной, а проектирование зданий – более быстрым, гибким и открытым. Хочется верить, что на качестве строительства это тоже отразится.

Цифровая подпись – для каждого

1 июля 2020 года вступил в силу Федеральный закон от 27.12.2019 № 476-ФЗ (http://www.kremlin.ru/acts/bank/45033), подразумевающий внесение поправок в Федеральный закон «Об электронной подписи». По сути – это еще одна реформа отрасли, на сей раз – электронного документооборота. Казалось бы, данные поправки должны заинтересовать преимущественно удостоверяющие центры, которых эти изменения касаются напрямую. Однако рынок электронных подписей сегодня – это уже не узкоспециализированная область: в России ежегодно применяется 5,5 млн. сертификатов квалифицированной электронной подписи, не говоря о неквалифицированной ЭП, объемы использования которой во внутренних процессах организаций трудно подсчитать. Кроме того, государство активно привлекает к использованию ЭП граждан-физлиц, в том числе в рамках пользования госуслугами. Поэтому изменения в законе «Об электронной подписи» в теории касаются всех. Не говоря уже о том, что организациям, активно работающим с ЭП, придется обновлять все связанные с ней бизнес-процессы на уровне информационных систем и локальных нормативных актов.

1251
Поделиться
Предметная область
Отрасль
Управление