Венди Пфайффер, Nutanix: «Управлять ИТ — это как управлять самолетом»

26 октября 2020

Среди ИТ-руководителей не так много женщин, тем более тех, чья работа помогла вырастить обороты компании в десятки раз и превратить ее в глобального игрока на международном рынке. Такова Венди Пфайффер, которая возглавляла технологические команды в таких компаниях как GoPro, Yahoo!, Cisco Systems, Exodus Communications и Robert Half, а четыре года назад стала ИТ-директором Nutanix. Эксклюзивное интервью с Венди Пфайффер о карьере в ИТ, работе на международных рынках и новом уровне цифровой трансформации – на GlobalCIO|DigitalExperts.

В одном из интервью вы сказали, что попробовали несколько направлений и сфер, прежде чем сделать карьеру в ИТ. Что именно привлекло вас в этом направлении?  

Wendy Pfeiffer (latest headshot).jpgЗнаете, я всегда любила математику. И эта любовь привела к тому, что я полюбила и большие ИТ-системы. Я хотела быть рядом с этими вещами.

Однако потребовалось время, чтобы мое желание исполнилось. Одно из самых интересных мест, где я работала, это Yahoo. В то время мы управляли самой большой корпоративной сетью в мире. К ней был подключен миллиард человек каждый день из разных уголков планеты. Это была огромная сеть, как минимум в 10 раз больше, чем любая другая корпоративная сеть. Другой мой опыт был связан с компанией Exodus Communications, которая была крупным хостинг провайдером. У нас были десятки миллионов квадратных метров площадей центров обработки данных (ЦОД). У нас был самый большой ЦОД в мире в то время. Такой ЦОД – это как огромный двигатель или гигантский завод. Именно вещи такого масштаба всегда впечатляли меня, в этом плане я безнадежный гик. 

Топ-менеджерами в ИТ практически во всех странах мира являются преимущественно мужчины.  Что бы вы порекомендовали женщинам, которые претендуют на высокий пост в ИТ-сфере?  

Мой подход к работе, философия, если хотите, состоит в том, что работа - это больше чем выполнение обязанностей за зарплату. Это должно быть страстью. Это то, что ты просто не можешь не делать. И потому продолжаешь делать, даже если тебе за это не платят. Неважно, мужчина вы или женщина, какого вы возраста, если вы нашли призвание, то не сдавайтесь и не останавливайтесь. Показывайте себя каждый день. Если вы каждый день будете проявлять себя, вы получите навыки, получите практику и в какой-то момент станете даже более чем просто компетентным. Вы станете искусным.

Конечно, когда вы молоды, когда это новая сфера, или вы женщина и играете на мужском поле, это иногда может быть сложным. Вам будут говорить, что вы не квалифицированы, у вас недостаточно опыта или у вас не то образование. Даже со мной это до сих пор случается. Например, в недавних переговорах мой собеседник сказал: «Ну вы, наверное, недостаточно технически грамотны. Есть ли кто-то в вашей команде более технически продвинутый?». Я усмехнулась и ответила ему: «Знаете, я не уверена, что вы достаточно технически грамотны, чтобы оценить мою грамотность».

Поэтому вы должны стать толстокожим и поменьше беспокоиться о мнении других людей.

Стало ли сейчас проще сделать карьеру в международной ИТ-компании (как женщинам, так и мужчинам), чем когда вы только начинали свой карьерный путь?

Самая трудная, но и самая захватывающая черта ИТ заключается в том, что здесь все постоянно меняется. Кроме того, это сочетание технических и инженерных знаний, операционной и производственной экспертизы. Поэтому лучшие ИТ-команды должны совместить совершенство в технологиях с совершенством операционной деятельности.

И сейчас мир очень сильно меняется в обеих этих областях. Технологическое развитие ускоряется. Идет масштабный переход к публичным облачным сервисам и связанным с ними технологиям. То, как мы определяем, управляем и эксплуатируем инфраструктуру, сети, хранилища данных и вычислительные мощности, это все новые подходы - инфраструктура как код.  

Конечно, пандемия очень сильно повлияла на условия ведения бизнеса. Мировая экономика перестраивается, это значит, что нужны другие операционные модели. Мы говорили о цифровой трансформации последние пять лет. Это следующая трансформация. Уверена, скоро ей придумают звучное имя. Но те процессы, которые идут сейчас,   можно просто называть «следующей трансформацией», и они фундаментальны: затрагивают компании, общество, государства, человечество.

Все это влияет на те навыки, способности и даже характер, которые нужны сегодня, чтобы работать в ИТ, работать на стыке операционной деятельности и технологий.

Ваша деятельность в Nutanix помогла компании очень быстро вырасти: до более $1 млрд и 6100 сотрудников в 2020 году. Какие принятые решения оказались самыми эффективными и существенно ускорили рост компании?

Я сделала три ключевые вещи. Я пришла в Nutanix в качестве первого CIO четыре года назад. И когда я пришла, я подумала: это же ИТ-компания, ну, конечно же, они используют свои решения. На самом деле все оказалось не совсем так. У нас были решения любого производителя, которого вы только можете себе представить: HP, Lenovo, IBM, Dell, да кого угодно!

В первые восемь месяцев я перевела все на наши продукты - операционную платформу AOS и гипервизор AHV. Кроме того, мы стали использовать эти же решения в публичных облаках. Использование единой платформы снизило трудоемкость управления и обслуживания, упростило процесс устранения проблем и в целом снизило сложность всей инфраструктуры.

На втором этапе мы стали смотреть, как мы можем внедрить облачные сервисы внутри. Программно-определяемые компоненты, инфраструктура как код везде, где это возможно. Я приведу пример, и это возможно один из лучших примеров. Мы заглушили один из наших ЦОДов два года назад. Вместо него мы открыли новый, лучше масштабируемый. И когда мы делали это, мы решили заменить все продукты для маршрутизации и коммутации от Cisco на программно-определяемую сеть на базе недорогих стандартных компонентов. В итоге мы сэкономили кучу денег: 90% от планируемого изначально CAPEX. Кроме того, мы теперь имеем очень гибкое ядро маршрутизации и коммутации, которое отлично справляется и поддерживает масштабирование. Особенно это пригодилось в период пандемии, когда произошли очень большие изменения в том, как и откуда люди стали работать. Я не могу сказать, что все стало просто, но теперь это понятный процесс: как нам модернизировать, как управлять, как мониторить сеть.

Третий этап - это интеллектуальная автоматизация и применение машинного обучения – как для простых функций, так и для сложных. Мы стартовали примерно 1,5 года с очень небольшого процента автоматизации. Сегодня, я думаю, мы близки к тому, что 50% наших ИТ-задач выполняются автономно, то есть они запрограммированы с помощью машинного обучения. Я думаю, это один из самых высоких уровней автоматизации, по крайней мере среди компаний, о которых я слышала.

В принципе, когда вы имеете доступ ко всем компонентам инфраструктуры на программном уровне, то следующий логичный ход - позволить машинам управлять ими, выделять ресурсы, расширять, масштабировать. Сегодня мы тратим очень мало ресурсов на мониторинг и администрирование. У меня довольно маленькая команда, и расходы на ИТ для Nutanix составляют менее 2% операционных затрат.

 Есть ли что-то, что бы вам хотелось сделать по-другому, если посмотреть назад?

Я всегда хотела работать в компании, готовой меняться. А это значит постоянно сверять курс и делать тысячи улучшений на регулярной, повторяющейся основе.Иногда я думаю об управлении ИТ как об управлении самолетом. В авиации нужно учитывать разнообразные внешние условия: направление и силу ветра, атмосферные условия, вес топлива и еще огромное количество параметров. Автопилот делает тысячи микрокорретировок, чтобы поддерживать курс. Но когда случаются серьезные изменения курса, например, при заходе на посадку, пилот берет управление на себя.

Я пытаюсь создать что-то похожее в ИТ: комбинацию из лидеров с большой экспертизой, которые возглавляют инициативы и делают сложные вещи, и некоего подобия автопилота, который управляет инфраструктурой и делает те самые тысячи незаметных корректировок каждый день.

Какие улучшения за последнее время вы считаете самыми значимыми?

Сейчас мы оперируем более чем 50 000 виртуальных машин в наших ЦОД. Мы управляем масштабной облачной инфраструктурой для наших сервисов Beam и Frame в облаках Microsoft и Google. Тратим на облачные сервисы десятки миллионов долларов на постоянной основе. Другими словами, мы управляем действительно большой инфраструктурой, поддерживаем десятки тысяч клиентов в публичном облаке и одновременно управляем собственными ЦОД.

 Вот почему я с таким энтузиазмом приняла наши недавние решения для гибридного облака - Nutanix Clusters. Они позволяют устанавливать AOS и AHV на чистые сервера в облаках AWS и Azure. Теперь я могу использовать те же технологии и решения и выполнять нагрузки одинаковым способом в публичных облаках и в локальных ЦОД. Более того, могу переносить нагрузки из одного облака в другое фактически без остановки работы.

Другими словами, весь кастомизированный код, который был создан когда-то, все инструменты автоматизации, все скрипты мониторинга, специализированные сервисы, все уникальные программные доработки к готовому ПО, и многое другое – все это я могу запускать без изменения кода, без изменения инструментов управления. Мне не нужно переучивать команду или нанимать новых людей, кроме того, я могу использовать любую модель потребления ресурсов.

 Вообще, возможность написать код один раз и запускать его в любой среде - это большая мечта айтишников с тех пор, как я в отрасли. И теперь она стала реальностью. Я считаю, что эти решения - поворотный момент не только для Nutanix, но для всей индустрии.

Кремниевая долина считается центром технологических инициатив. Но за последние годы вырос уровень глобализации, благодаря удаленной работе стало возможным создавать международные команды из любой точки планеты. Какие преимущества сегодня остались у Кремниевой долины?

 Скажу честно, я не знаю ответа. Этот период начался всего 7 месяцев назад. Подавляющая часть технологических компании в долине объявили, что их сотрудники могут работать удаленно в обозримом будущем. Многие крупные компании продлили этот режим на весь 2021 год.

  Открытым остается вопрос, потеряем ли мы все те сбережения в виде человеческого капитала, связей, той атмосферы, которая была создана здесь за последние 10 лет. Или взаимодействие в удаленном формате достигло того уровня, что больше нет необходимости нам быть в одном месте? Никто пока не знает точный ответ на этот вопрос.

Я думаю, что мы как люди лучше действуем сообща. Мы создаем, мы растем, мы расширяем возможности, мы поддерживаем друг друга в сообществах. Так что, увидим ли мы закат Кремниевой долины? Скорее, нет. Возникнет ли другая Кремниевая долина? Думаю, да.

 В связи с этим интересно вспомнить историю возникновения имени «Кремниевая долина» (Silicon Valley). Оно появилось из-за развития полупроводниковой индустрии, в то время здесь быть центр развития этих технологий. Когда я была девочкой, я ездила в школу через персиковые сады, на месте которых позже появились кампусы IBM для производства полупроводниковых пластин. Если подумать, то того производства, которое создало «Кремниевую долину», здесь больше нет. Точно также, как и технологий, которые запустили Интернет-революцию, онлайн-революцию, облачную революцию. Да, они начинались здесь, но теперь они разошлись по миру.

  Какие тенденции в сфере ИТ можно назвать тревожными? Например, монополизация отдельных сегментов рынка крупными компаниями (Google, Facebook, Apple) или «теневая» сторона некоторых технологий, которые могут привести к уничтожению приватности и частной жизни?

 Когда я работала в Yahoo, я возглавляла направление приватности данных. Мы создали приложение, которое позволяло пользователям увидеть, какие данные мы собираем, как мы их используем и кому передаем. Мы выпустили это приложение, мы сделали большой анонс, разговаривали с Конгрессом США, с Европейскими властями, другими организациями. Мы сделали максимально удобный доступ прямо из браузера. И знаете что, очень мало людей во всех странах (думаю меньше тысячной доли процента) когда-либо кликнули, чтобы пройти внутрь и увидеть информацию, проконтролировать приватность своих данных.

Правда в том, что мы все меняем нашу приватность, наш комфорт каждый день. Я хочу использовать мой iPhone, но я ненавижу набирать пароль для каждого приложения. Я упростила это, использую единую авторизацию, или распознавание лица, или какую-то другую из функций подобного рода. Это делает мой пользовательский опыт лучше каждый день, и я иду на этот компромисс.

Технологии сегодня, откровенно говоря, предоставляют ничем не ограниченные возможности сбора и использования данных. С большими возможностями приходит и большая ответственность. Мы должны быть ответственными как создатели этих технологий, как операторы этих технологий, чтобы защитить пользователей, защитить приватность. Но в то же время, мы всегда должны смотреть, как технологии могут помочь, как еще они могут улучшить жизнь.

Интервью взяла Наталья Горова
1200
Поделиться
Предметная область
Отрасль
Управление