Искусство будущего и синдром цифровой амнезии. Как меняется культура под влиянием технологий

25 июня 2021
Искусство будущего и синдром цифровой амнезии. Как меняется культура под влиянием технологий

На площадке GlobalCIO|DigitalExperts состоялась необычная дискуссия “Творчество + технологии = искусство будущего” о проблемах ИТ в культурной и социальной сфере. Мы впервые решили разобраться, каким образом и насколько сильно современные технологии трансформируют искусство. Публикуем видео-запись нашей беседы и самые яркие цитаты спикеров.

Иван Карпушкин, предприниматель, технокультуролог, директор Центра Столыпина:

“Все меньше артефактов можно связать с текущим временем. Например, если брать 2021 год, то даже пять штук набрать будет сложно в различных видах человеческой деятельности. Мы все меньше работаем над созданием культурного слоя в реальном пространстве, а все больше оставляем его в цифровом виде.

Человек, рожденный со смартфоном, воспринимает мир в основном через гаджет. Для него цифровая выставка — это естественная среда, в которой он чувствует себя как рыба в воде. Именно представители такого поколения входят сейчас в фазу экономической активности. Они становятся весомой долей посетителей культурных событий. Важно понимать, что через десять лет именно эти люди станут основными потребителями культурного контента. На это стоит ориентироваться”.

Владимир Определенов, заместитель директора Пушкинского музея (ГМИИ им. А.С. Пушкина) по цифровому развитию (CDTO):

“Ключевая проблема — как работать с памятью, ведь она становится цифровой. Что может передать потомкам человек, который ведет в основном активную электронную жизнь? В результате мы будем знать о людях, которые жили в прошлом веке больше, чем о современниках, которые ушли из жизни совсем недавно.

В ЮНЕСКО это называют синдромом цифровой амнезии. Поэтому перед музеями стоит задача — создать устойчивые цифровые экосистемы. Цифровой двойник должен позволять работать с ним так же, как с реальным объектом, а в идеале даже более детально. Однако пока технологии не очень зрелые, например, VR не готов к массовому использованию. Потребуется еще лет 5-10, чтобы все настроить. При этом я уверен, что оцифровывать нужно все, что имеет культурно-историческую ценность. Мы иногда не в состоянии представить, что любой повседневный предмет может через 300 лет стать очень важным.

Отдельно хочу отметить, что сейчас оцифровка артефактов никак не регулируется. Кроме того, есть вопросы по авторскому праву в цифровом искусстве, юридическая база пока не готова”.

 Яша Мохначева-Яворская, креативный директор ARTPLAY MEDIA:

Диджитализация не до конца передает образ артефакта, его трехмерность. Но, например, на мультимедийной выставке можно передать контекст и большой объем информации в сжатые сроки. 

Такие выставки мультиканальны: там используется, например, звук, видео. Идет воздействие на зрителя с разных сторон, это позволяет уплотнить информацию, вместив большой объем в короткое время. Поэтому мультимедиа имеет свои преимущества по сравнению с оригиналом, например, с финансовой точки зрения. Есть у нее и недостатки, как и у любой копии по отношению к оригиналу.

Есть разные степени погружения в изображение (VR, AR). Однако в целом технологии пока очень сырые. Поход на обычную выставку в ближайшем времени пока точно ничего не сможет заменить.

Думаю, что мы скоро увидим много диджитальных работ на фоне развития NFT-искусства (цифровое искусство, объекты которого можно увидеть с помощью гаджетов, покупается за токены). Новый вид творчества получил серьезную финансовую подпитку, поэтому можно прогнозировать бум в этой сфере».

Алексей Мельник, создатель платформы для дистанционного сурдоперевода SOL:

“Незрелые не столько технологии, сколько люди, которые их создают, именно в культурном плане. Важно формировать у технологических предпринимателей и программистов культурно-ценностный задел, который сейчас абсолютно вымывается по всем направлениям. 

Разрыв между культурой и технологиями есть, и он большой. Культура пользуется технологиями, которые создавались не специально для нее, а для других сфер. В результате до сферы искусства такие технологии зачастую доходят уже в искаженном виде. Культура оказывается аутсайдером, другие сферы чувствуют себя значительно сильнее в технологическом плане.

Правильным направлением, с моей точки зрения, было бы подумать не как оцифровать существующие процессы, а как придумать новые. Иначе мы получим простое копирование существующих процессов. Нужно создавать новую концепцию цифрового искусства. 

Важно также отметить, что человечество накопило много цифрового мусора. Иногда цель его хранения не совсем понятна. Есть риск, что физические мощности для его хранения быстро закончатся в мире. Отдавать это на откуп искусственному интеллекту нельзя, поскольку его не существует как субъекта, это просто механизм. Я уверен, что искусственный интеллект сам никогда не сможет сортировать и определять ценность культурного объекта. Он сможет только давать рекомендации и значительно упрощать процесс, став помощником человеку”.

Полную запись беседы можно смотрите здесь:



Подготовила Мария Строителева

 

2124
Поделиться